Сергей Островой

«Людям свойственно ошибаться,

Людям свойственно ушибаться

Голым сердцем о камень голый.

И тогда остаётся рана.

Остаётся рубец тяжелый.

И нисколько любви. Ни грамма.

Человек замерзает молча.

Начинает людей дичиться.

И тоска ледяная, волчья

Среди ночи к нему стучится.

Он опять не уснёт до рассвета.

Будет в пальцах мять папиросы.

Зря вы будете ждать ответа

На придуманные вопросы.

Он не скажет сейчас ни слова.

Весь он в мыслях далёких где-то.

Не судите его сурово.

Не корите его за это.

Не бодритесь при нём сверх меры.

Не учите его терпенью.

Все известные вам примеры

Им забудутся, к сожаленью.

Он оглох от кромешной боли.

От мохнатой беды звериной. 

Он тоску – седую от боли –

Повстречал на дороге длинной.

Он замёрз. Навсегда? Кто знает.

И уж, кажется, нет исхода.

Но и он однажды оттает.

Так велела ему природа.

Постепенно. Меняя краски.

Незаметно ритмы меняя.

Из холодной поры январской

В голубую погожесть мая.

Видишь – змеи меняют кожу.

Видишь — перья меняет птица.

Это счастье, что боль не может

В человеке вечно гнездиться.

Он однажды проснется рано.

Разомнет тишину, как тесто.

Там где очень болела рана –

Будет просто гладкое место.

И тогда через город, к лету,

Пробежав по улице главной,

Человек улыбнётся свету

И обнимет его как равный.»

 

 

email

Ответить с помощью Facebook: